Системное информационное обеспечение управления природоохранной деятельностью
English
Научные исследования
Системное информационное обеспечение управления природоохранной деятельностью

Развиваемая Институтом «Кадастр» социокультурная методология управления природоохранной деятельностью предусматривает расширенные требования к выявлению и измерению трендов в саморазвитии системы «Природа—Общество—Человек», в том числе и ранее скрытых. Без этого невозможно обеспечить динамическую эффективность институционального регулирования в сфере рационального природопользования и охраны окружающей среды. Проблема измерений рассматривается как важнейшая в социокультурной методологии управления природоохранной деятельностью. Уже в XV веке Николай Кузанский, которого можно назвать предвестником научного миропонимания, полагал, что человек способен познавать природу, и это осуществляется посредством чувств, воображения, рассудка и разума: «Разум с момента, когда природа его допускает переход к умозрению, постигает лишь всеобщее, нетленное и непрерывное» [1]. В «Книге простеца» (idiotae — лат.)[2] он высказывает идею необходимости разработки точных методов измерений, преимущественно математических. Н. Кузанский справедливо считал, что познание подлинных сущностей невозможно, оно осуществляется в более или менее точных представлениях. Он защищал концепцию знающего (ученого) незнания — даже самое глубокое знание не ликвидирует незнания.

В настоящее время экологические показатели характеризуют уровень вредных воздействий на окружающую среду, возникающих в процессе производства и потребления. При выборе экологических показателей стремятся отражать требования, выполнение которых обеспечивает поддержание рационального взаимодействия между деятельностью человека и окружающей средой и нормативного состояния окружающей среды, а также выявление рисков прямого и косвенного вредного влияния на природу.

Наряду с традиционно формируемыми экологическими показателями высокую актуальность приобретают измерения, которые отражают социокультурные аспекты (1) состояния и использования природных благ и экосистемных услуг, (2) формирования и развития природоохранных институтов и динамики природоохранного институционального пространства, (3) экологической риск-рефлексии как базового фактора природоохранной и ресурсосберегающей деятельности, (4) процессов целеполагания в природоохранной сфере, профилактики и снижения напряженности конфликтов относительно использования природных ресурсов и экосистемных услуг.

Благодаря особенностям формирования современных статистических систем и иных информационных ресурсов многие из перечисленных групп показателей в настоящее время относятся к сфере нерегистрируемой экономики. Поэтому Институт «Кадастр» видит свою особую миссию в разработке методологических подходов и практических приемов производства таких показателей, которые, дополняя традиционные информационные ресурсы, формируют системное информационное обеспечение управления природоохранной деятельностью на основе социокультурной методологии. Это предполагает целеориентированный синтез эколого-экономических показателей, формируемых в рамках системы эколого-экономического учета (СЭЭУ), специальных социокультурных индексов, позволяющих сравнивать разные страны и народы с использованием инструментария этнометрики, а также экологических показателей, показателей устойчивого развития и «зеленой» экономики, интеграция которых осуществляется в рамках Совместной системы экологической информации (ССЭИ). Специальное внимание уделяется методам обработки массивов данных, их визуализации и моделирования на этой основе процессов с целью информационно-аналитического обеспечения природоохранного управления в конкретном социокультурном контексте.

Исследованиями по применению и развитию в условиях Российской Федерации методологии эколого-экономического учета (СЭЭУ) Институт «Кадастр» занимается со дня своего основания и сегодня входит в число лидеров по данному направлению. Мы гордимся, что высокая планка исследований в этом направлении была задана с самого начала ученым с мировым именем проф. А. Маркандиа, одним из авторов первой методики эколого-экономического учета ООН (1992), а также самого понятия «зеленая» экономика[3], который консультировал нас на начальных этапах. Значимую поддержку нашим работам оказывали и оказывают С.Н. Бобылев, А.Д. Думнов, А. Хант, Р.А. Перелет. Многочисленные выполненные исследовательские проекты охватывают комплекс работ теоретического и прикладного характера на междисциплинарной основе, с привлечением экспертов высокой квалификации в сфере гуманитарных и естественных наук. Такой подход позволил существенно продвинуться в адаптации к условиям России спутниковой (к системе национальных счетов — СНС) системы природно-экономического учета (СЭЭУ). Результаты наших работ используют в своей деятельности федеральные органы исполнительной власти (Росстат, Минприроды России и др.), органы государственного управления субъектов РФ и местного самоуправления, дирекции особо охраняемых природных территорий (ООПТ) и другие заинтересованные структуры.

Фундаментальное значение методологических подходов эколого-экономического учета (СЭЭУ)[4] для реализации социокультурных подходов к управлению природоохранной деятельностью, по нашему мнению, определяется самой сутью СЭЭУ как многоцелевой концептуальной основы для понимания взаимодействия между экономикой и окружающей средой посредством формирования системы соответствующих статистических показателей. Первые попытки включения сведений о потреблении природных ресурсов в экономический анализ были предприняты еще в 1930-х годах, когда, благодаря теоретическим разработкам А. Маршалла, Дж. М. Кейнси, К. Кларка, Дж. Стоуна и др. создавались счета, объединяющие все показатели хозяйственной деятельности. Позднее, к концу 1960-х годов, результаты проводимых исследований позволили сформировать качественно новые подходы к построению и функционированию статистических информационных систем, объединив счета по различным видам капитала (экономический, природный, человеческий), что впервые со всей очевидностью обозначило необходимость включения природных активов в системы национального счетоводства, имея в виду их исключительно важную роль в жизнеобеспечении и функционировании экономик. Качественным толчком в продвижении исследований стали решения Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 году, где в составе «Повестки дня на 21 век» был принят документ под названием «Создание системы комплексного природного и экономического учета» (СЭЭУ). К настоящему времени разработана и принята в качестве международного стандарта Центральная основа Системы эколого-экономического учета.

Его реализация позволяет создавать соответствующее задачам «зеленой» экономики информационное обеспечение для решения целого ряда важнейших задач управления территориями. К ним относятся:

· анализ движения денежных потоков: «окружающая среда — экономика — окружающая среда», оценка уровня и темпов истощения ресурсов окружающей среды;

· определение влияния процессов реального использования (в т.ч. загрязнения) ресурсов окружающей среды и природоохранных мероприятий на характер использования отдельных ресурсов (устойчивое или неустойчивое) и на конечную ценность их запасов, что дает возможность регулировать текущую природоохранную политику в соответствии с целями устойчивого развития территории;

· включение в процессы разработки стратегий по охране окружающей среды, а также в общую стратегию социального и экономического развития; определение роли экологических активов в формировании и направлении денежных потоков экономики региона существенно облегчает поиск и обоснование возможных источников финансирования конкретных природоохранных решений;

· координация общей социальной и экономической политики развития регионов в направлении роста экологически откорректированного показателя ВВП (рассчитанного с учетом движения активов окружающей среды.

Единые подходы СЭЭУ используются более чем в 150 странах мира, которые занимаются усовершенствованием систем учета и оценки природных активов; многие страны уже имеют подробные программы эколого-экономического учета — например, Австралия, Канада, Китай, Колумбия, Италия, Мексика, Норвегия, Филиппины, Южная Африка, Швеция. Активно реализуются международные инициативы, относящиеся к эколого-экономическому учету: Учет благосостояния и оценка экосистемных услуг (WAVES); Стратегия зеленого роста (Всемирный банк), Инициатива по зеленой экономике (ОЭСР), Стратегия ЕС по экологическому учету (Европейская комиссия)[5].

Результаты многолетних исследований Института «Кадастр» показали, что применение методологии СЭЭУ, позволяющей изучать на территориях разного уровня (федерации, субъекта федерации, местного самоуправления) имеющиеся запасы и потоки использования природных ресурсов и экосистемных услуг в физических и стоимостных показателях, дает значимые научные результаты для исследования институциональных природоохранных изменений, поскольку она предусматривает использование методов выявления субъективных предпочтений конкретных пользователей природных благ и экосистемных услуг.

В то же время для повышения эффективности этой методологии в аспекте анализа институциональных взаимодействий и трансформаций, по нашему мнению, необходимо ее дальнейшее развитие в направлении ориентации на ценностную мотивацию, на более полное выявление субъективной ценности, включая такие категории, как ценность отложенной альтернативы, ценность существования и ценность наследования. Именно такая нацеленность в наибольшей мере созвучна основным чертам «человека ответственного», принятого в качестве модели в рамках социокультурной методологии управления природоохранной деятельностью. Именно поэтому одно из важных направлений исследований Института составляет развитие методологии СЭЭУ в направлении ее гуманизации. Это расширяет рамки оценки в соответствии с реальной ценностью природных активов для пользователей, учитывая социокультурно обусловленные, внеэкономические ценности, тем самым предоставляя важные сведения для принятия эффективных управленческих решений. Иными словами, системно выполняемые гуманизированные денежные оценки природных благ и экосистемных услуг, которые не только отражают рыночные реалии, но и учитывают социокультурные особенности территорий, позволяют получить важнейшие характеристики состояния и динамики геоэкономического пространства. Поэтому их включение в эколого-социально-экономический анализ через механизм СЭЭУ в качестве дополнительных показателей состояния территорий может быть весьма полезно. Это подтверждается результатами ряда исследовательских проектов Института: (1) по оценке природных ресурсов и экосистемных услуг на микроуровне, выполненных для органов местного самоуправления и для дирекций ООПТ, а также (2) по проработке вопросов формулирования целевых приоритетов при осуществлении стратегического планирования экологического развития территорий и планирования природоохранной деятельности.

Также, с точки зрения социокультурной методологии управления природоохранной деятельностью, принципиально важно, что реализация подходов СЭЭУ по оценке природного капитала и его составляющих для конкретных территорий содействует выявлению угроз социально опасной истощимости природно-ресурсной базы, что необходимо для своевременного поиска путей замещения выпадающих доходов, а также для предотвращения конфликтов в сфере природопользования. Исчерпание ранее интенсивно и длительно использовавшихся природных ресурсов (прежде всего некультивируемых биологических — объектов рыболовства и охоты, лесных, а также минеральных и энергетических, истощение или загрязнение водных ресурсов) может приводить к резкому росту безработицы, нарастанию социальных конфликтов и к обострению экологических проблем. Решение этой задачи настолько важно для обеспечения устойчивого развития, что нашло отражение в нормах ВТО. В соответствии со статьей XX(g), ГАТТ не препятствует принятию его участниками мер, относящихся «к предотвращению истощения природных ресурсов», но при соблюдении ряда условий: такие меры не должны быть «скрытым ограничением международной торговли» или «дискриминационной» мерой; они должны проводиться одновременно с ограничениями внутреннего производства или потребления.

В последние годы предпринимаются попытки интегрировать в СЭЭУ измерение потоков экосистемных услуг, само понятие которых, введенное в докладе «Оценка экосистем на пороге тысячелетия» [6], существенно изменило характер экологических дискуссий, в том числе и по вопросам сохранения биоразнообразия. Результаты оценок экосистемных услуг позволяют реализовать ряд концептуальных положений, принципиально важных для определения роли ООПТ в территориальном развитии и для определения практических механизмов их сохранения: (1) каждый природный объект формирует потоки благ и экосистемных услуг, которые определяют его ценность, в том числе и экономическую; (2) ценность потоков экосистемных услуг целесообразно, по возможности, определять не только в физических, но и в денежных показателях. Исходя из этого, именно потоки экосистемных услуг составляют основу экономической ценности ООПТ. Отражение реальных потоков экосистемных услуг, оказываемых ООПТ, позволяет получить адекватную оценку ООПТ в составе национальных богатств, что дает информацию для принятия управленческих решений о возможном отчуждении части получаемых доходов на цели сохранения биоразнообразия.

В целом опыт исследований Института «Кадастр» по адаптации к условиям Российской Федерации методологических подходов СЭЭУ и по их гуманизации показал, что получение и применение показателей оценки природного капитала и его составляющих существенно расширяют возможности анализа данных о природных ресурсах как о части национального богатства страны и ее регионов и важного фактора их экономического, социального и экологического развития; они дают важную информацию для оценки и повышения эффективности управления природным капиталом, а также для оценки бюджетной эффективности управления природопользованием. Кроме того, предоставляется возможность анализа динамики запасов природных ресурсов на территории, оценки ее ресурсной обеспеченности при сложившихся объемах использования и для принятия на этой основе решений по оптимизации природопользования. Руководствуясь важностью этих задач, мы в своих исследованиях особое значение придаем тщательности планирования сбора исходных данных для выполнения оценочных исследований и максимальному расширению спектра используемых информационных источников. В соответствии с методологией СЭЭУ, составляются две эколого-экономические матрицы — так называемые «белая» (которая интегрирует данные статистического наблюдения и ведомственного учета) и «серая» (которая содержит показатели, характеризующие факты и явления нерегистрируемой экономики). Это предопределяет повышенную роль экспертных оценок и источников первичной информации, требует специальных усилий по пониманию и интерпретации данных, но в целом повышает социокультурную составляющую в получаемых результатах оценки.

По нашему мнению, использование в информационной системе управления природоохранной деятельностью показателей, отражающих состояние и динамику природного капитала, может быть весьма полезно, поскольку в ближайшие годы развитие России будет характеризоваться высокой нагрузкой на природные ресурсы, что влечет за собой угрозы возникновения и расширения территорий экологического и социального бедствия в результате истощения (количественного и качественного) базовых природных ресурсов развития и сокращения биоразнообразия.

В последние годы Институтом «Кадастр» начаты важные исследования социокультурных измерений в сфере управления природоохранной деятельностью и их интеграции с природоохранными информационными системами, которые носят во многом пионерный характер. До недавнего времени воздействие культуры на развитие стран и народов осуществлялось исключительно качественными методами, однако в последние десятилетия наметился прорыв в количественном измерении влияния на поведение людей социокультурных факторов. Появился инструментарий этнометрики, который позволяет реально измерять влияние социокультурных факторов на развитие институциональных систем, в том числе в природоохранной сфере. Все это открывает новые возможности в исследовании территориальных институциональных систем, включая оценку их состояния и динамики развития, лучшее понимание исторических предпосылок и культурных основ. В прикладном аспекте становятся возможными: (1) уточнение социокультурных факторов, от которых зависит результативность применения тех или иных природоохранных институтов в конкретных обществах; (2) выявление, с использованием количественных методов факторного анализа, пусть и укрупненное, в сопоставимых индикаторах, влияния культур на экологическую устойчивость; (3) определение диапазона выбора приемлемых решений в сфере природопользования, а также пределов установления природоохранных ограничений и регламентаций развития социоприродных систем, обусловленных ценностными установками, доминирующими в том или ином обществе.

Исследования показали, что рассмотрение на теоретическом уровне характера социокультурной обусловленности институционального развития в природоохранной сфере, измеряемой по шести культурным индексам Г. Хофстеде, с дополнением индексом «стабильность прав собственности», позволяет глубже понять основу природоохранной деятельности на той или иной территории, оценить влияние культур на решение экологических проблем, уточнить и расширить представления об институциональных ограничениях и тенденциях развития природоохранных институциональных систем и на этой основе определить диапазон приемлемых решений для распорядителей ресурсов[7].

Поэтому инструментарий этнометрики, по нашему убеждению, должен стать важнейшим элементом социокультурной методологии управления природоохранной деятельностью, поскольку позволяет реально измерять влияние социокультурных факторов на развитие институционалньных систем в природоохранной сфере, более того, выявлять влияние культур на экологическую устойчивость. Наиболее существенно, что использование социокультурных индексов позволяет априорно оценивать конкретную культуру как фактор, задающий тренд развития и ограничивающий выбор приемлемых вариантов решений по институциональным или организационным изменениям в природоохранной сфере.

Зависимость природоохранных институциональных изменений от культурных индексов носит, безусловно, весьма общий характер, поэтому применение универсальной шкалы ценностей к оценке поведения людей требует осмотрительности. В каждом конкретном случае целесообразно исходить из особенностей сложившейся ситуации, рассматривая культурные измерения только как индикаторы, помогающие оценить культурную среду для облегчения принятия решений. Важно также учитывать, что социокультурные индексы не могут предсказать поведения отдельных лиц с учетом личностных особенностей каждого конкретного человека. Следует принимать во внимание и существенную региональную дифференциацию социокультурных условий России, как и нарастание поведенческих различий населения крупных городов.

Принципиально, что и набор культурных индексов, и их качественные и количественные характеристики не постоянны во времени; их изменения происходят весьма медленно, однако сегодня наблюдается ускорение темпов их корректировки. С позиций экологии и долгосрочных интересов страны важно, чтобы происходящие изменения соответствовали тренду повышения жизнестойкости и имели последовательный необратимый характер, обеспечивая повышение качества жизни с наименьшими потерями природного богатства. Поэтому этнометрические исследования применительно к экологической устойчивости и совершенствованию природоохранной деятельности, предполагающие регулярное, по сути мониторинговое, измерение социокультурных индексов, должны быть включены в методологию программно-целевого природоохранного управления на всех уровнях государственного регулирования.

В исследованиях, касающихся решения комплексных проблем охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов, Институт «Кадастр» активно использует методологические подходы, заложенные Совместной системой экологической информации (SEIS — Shared Environmental Information System), разработанной и поддерживаемой с целью модернизации и упрощения процедур сбора, обмена и использования данных и информации (включая статистические и ведомственные материалы, сведения научных, исследовательских и иных заинтересованных организаций и др.), необходимых для разработки и осуществления управления природоохранной деятельностью, посредством развития и виртуальной связи между различными базами данных[8].

Выделяют пять основных направлений развития SEIS, призванных повысить эффективность и результативность оценок состояния окружающей среды: (1) подготовка сопоставимого содержания по различным темам и географическим уровням; (2) распространение сопоставимых методов для измерения прогресса на пути перехода к «зеленой» экономике, а также для оценки результатов, достигнутых в многочисленных подобластях этой области, связанных с конкретными природными ресурсами; (3) внедрение различных технологий с целью формирования информационной инфраструктуры, поддерживающей процессы сбора, использования и анализа информации; (4) организация соответствующих знаний, включая оценки и обеспечение простого доступа к ним; (5) улучшение согласованности подходов к распространению информации о выводах по результатам оценок и соответствующих знаний[9]. В основе SEIS лежат семь принципов, согласно которым информация должна:

  • управляться как можно ближе к источнику;
  • собираться однократно и совместно использоваться для различных целей;
  • быть в наличии для беспрепятственного исполнения обязательств по отчетности;
  • быть легкодоступной для всех пользователей;
  • быть доступной, допуская сопоставление на адекватном географическом уровне, а также участие граждан;
  • быть доступной для широкой общественности и на национальном уровне на соответствующих национальных языках;
  • поддерживаться на основе общепринятых, свободно доступных и открытых стандартов программного обеспечения[10].

В своих научных и аналитических работах повышенное внимание мы уделяем уточнению содержания и расширению перечня экологических показателей, показателей устойчивого развития и показателей «зеленой» экономики; адаптации к условиям страны принятых на международном уровне подходов к их формированию. Такая ориентация позволяет выявлять ранее не фиксируемые процессы территориального развития. С целью повышения потенциала исследований ведущие специалисты Института «Кадастр» более пяти лет принимают участие в работе рабочей группы по экологическим показателям при Комиссии по экологической политике ЕЭК ООН. Достижением Института стало участие в подготовке базового Доклада «Оценка оценок окружающей среды Европы» (2011), изданного ЕЭК ООН для совещания Министров экологии стран Европы, Кавказа и Центральной Азии, в центре внимания которого были вопросы, касающиеся водных ресурсов и связанных с водой экосистем, а также «зеленой» экономики.

Последовательное и комплексное использование подходов SEIS при проведении теоретических и прикладных исследований позволяет по-новому взглянуть на экологические показатели, выявить новые возможности их использования, в частности, при реализации схемы территориального экологического анализа состояния окружающей среды и использования природных ресурсов как причинно-обусловленной последовательности описываемых фактов и явлений, характеризующих состояние, оказываемое воздействие и предпринимаемые меры по снижению негативных последствий воздействия.

Особое внимание в своих исследованиях Институт «Кадастр» уделяет современным методам обработки массивов данных и их визуализации, моделируя на этой основе процессы системы «Человек—Общество—Природа» с целью адекватного информационно-аналитического обеспечения природоохранного управления в конкретном социокультурном контексте.

При этом эколого-экономические показатели, стандартно применяемые и дополненные с помощью методов гуманизированной оценки, показатели социокультурных индексов, отражающих процессы в сфере природопользования, а также новые показатели устойчивого развития, экологические показатели и показатели «зеленой» экономики, в совокупности своей и во временной динамике выступая в качестве важнейших географических характеристик, позволяют выявлять и анализировать динамику географического пространства, раскрывая новые факты и процессы. Это существенно расширяет возможности картографического обеспечения природоохранной деятельности с использованием ГИС-технологий. Здесь мы последовательно стремимся реализовать творческое наследие А.А. Лютого в тематическом картографировании, которое позволяет на качественно новом уровне осознать роль, назначение и возможности реализации сформулированного им «языка карты» при создании поведенческих, деятельностных карт и их легенд в сфере рационального природопользования и охраны окружающей среды.

В прикладном отношении это позволяет придать динамику и лучшую визуализацию экологическим атласам (точнее, environmental changes) и докладам о состоянии охраны окружающей среды, что превращает их в действенный инструмент природоохранного управления. Внимание к применению картографических методов и ГИС-технологий в этом аспекте достаточно закономерно, так как последние десятилетия характеризуются повышением роли карт в жизни общества, расширением сферы их приложения, возрастанием их значения как средства накопления и передачи информации и знаний, обучения, усложнением решаемых с их помощью научных и прикладных задач. Указанный период ознаменовался зарождением нового понимания роли картографии в обществе. С ним соединились во времени крупные открытия в самой картографии — феномен языка карты, законов его устройства и функционирования[11]. В отечественной и зарубежной литературе отмечается, что происходит переосмысление гносеологических основ картографической науки, активное освоение ею новых философем, общенаучных подходов и принципов, а вместе с этим и постепенное рефлексивное ее осознание в качестве феноменологической науки со всей присущей ей атрибутикой.

Таким образом, методологические разработки Института «Кадастр» по формированию системного информационного обеспечения управления природоохранной деятельностью с позиций устойчивого развития позволяют повысить качество разработки экологической стратегии развития стран и регионов, учесть их социокультурные особенности. Решения по экологическому управлению начинают приниматься на основе нового инновационного синтеза данных, отражающих: (1) состояние, воздействие и меры по приоритетным экологическим проблемам в многолетней динамике; (2) пространственное распределение экологической нагрузки, экологических изменений и действий по снижению экологической уязвимости, а также (3) экологические параметры деятельности наиболее крупных предприятий-загрязнителей, унифицированные по международным стандартам GRI. Такой расширенный подход к информационному обеспечению управления природоохранной деятельностью позволяет существенно повысить качество материалов экологической публичной отчетности, прежде всего территориальных докладов о состоянии и об охране окружающей среды и корпоративных докладов, документов пространственной визуализации экологических данных (например, экологических и иных тематических атласов и картографических произведений).

[1]
Николай Кузанский. Избранные философские произведения. М., 1937. С. 1541.
[3]
Pearce D., Markandia A., E. Barbieret. Blueprint for a Green Economy, Earthscan Publications Limited, 120 Pentonville Road, London NI 9JN, UK, 1989.
[4]
The System of Environmental-Economic Accounting 2012 – Central Framework (SEEA Central Framework. United Nations New York, 2014 http://unstats.un.org/unsd/envaccounting/seeaRev/SEEA_CF_Final_en.pdf
[6]
Millennium Ecosystem Assessment (2005). Ecosystems and human well-being : synthesis. Washington, DC: Island Press.
[7]
Фоменко Г.А. Социокультурное измерение развития природоохранных институтов. Ярославль: АНО НИПИ «Кадастр», 2014. 96 с.
[9]
Оценка оценок окружающей среды. ЕАОС, Копенгаген, 2011. http://www.eea.europa.eu/ru/publications/otsenka-otsenokokruzhayushtey-2014-sred44b-evrop
[11]
Лютый А.А. Проблемы теории картографии. Концепции науки и пути их интеграции // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1985. № 4. С.116-132; Лютый А.А. Язык карты: сущность, система, функции. М.: ИГ АН СССР, 1988. 292 с.